Николай Корженевский

Aналитик, трейдер, автор и ведущий аналитической программы «Экономика: Курс дня» на телеканале «Россия 24».

В прошлом редактор и ведущий на РБК. Преподаватель Высшей школы экономики. Стипендиат Оксфордского фонда. Обучался в Стэнфордском университете. Один из самых молодых и авторитетных в России специалистов по биржевой торговле.

 

 Банк Премьер организовал конференцию на тему «Экономика 2017: разговор «без купюр» с Николаем Корженевским».

Цель этой конференции - дать практические советы как защитить свои сбережения от девальвации и других рыночных рисков.

Курс рубля по-прежнему мало предсказуем и подвержен ежедневным колебаниям, поэтому сейчас особенно важно грамотно распределить свои сбережения.

Узнать от чего, кроме нефти, зависит курс рубля, каковы перспективы курсов евро и доллара, а также о возможностях инвестирования в текущей экономической ситуации.

 

Перед конференцией мы встретились и Николай успел ответить на некоторые вопросы.

 

РП: Николай, Вы выпускник Стэнфордского университета. Многие российские студенты мечтали там учиться. Это гарантия карьеры, престижа и достойного образования. Хотелось, в начале нашей беседы, чтобы Вы поделись с особенностями поступления в престижный мировой университет, требованиями и стоимостью?

 

Корженевский: Здесь некоторая неточность, я выпускник и основное образование получил в Высшей школе экономики в Москве. Затем учился по обмену, некоторое время, действительно в Стэнфорде, благодаря опять же Высшей школе экономики по программе, которая была в тот момент в аспирантуре.

Процесс поступления в любой западный вуз достаточно стандартизирован. Вокруг этого есть много мифов, но они ничего не имеют к реальной жизни. Есть стандартный экзамен, он называется SAT, если мы говорим конкретно об американских вузах, очень похож на наш ЕГЭ. Вы записываетесь и сдаёте экзамен, в зависимости в какой вуз и на какую специальность поступаете. В России его можно сдать в нескольких городах. Сами экзаменаторы отправляют ваши результаты в интересующий вас вуз, а дальше на основании этих результатов производят отбор.

Оплата по-разному, зависит от многих факторов, но, если даже вы увидите какую-то пугающую цифру, я бы не стал пугаться, потому что в штатах развита система разных независимых стипендий, а по сути, это источники вашей частичной оплаты за обучение. С этим надо отдельно разбираться. Если хорошо сдали SAT, вы будите знать за восемь, девять месяцев до начала обучения, что поступили. Необходимо сразу подавать документы на эти стипендии, здесь нет никакой страшной загадки. Западные вузы особенно американские больше любят брать наших студентов не в бакалавриат, а в магистратуру она в некотором смысле вроде нашей докторской, но это не докторская, а кандидатская диссертация. Это стандартная процедура поступления в вуз.

 

РП: На сайте Стэнфордского университета написано, что соотношение преподавателей и студентов 5:1, индивидуальный план для каждого студента, 50 преподавателей Лауреатов Нобелевской премии - это всё соответствует действительности?

Корженевский: Да, это правда, но с этим студенты не сталкиваются, потому что жизнь студента американского вуза радикально не отличается от жизни студента в России, но есть очень большое качественное отличие. Преподаватели готовы уделять очень много времени персонально с вами, с вашими проблемами. И это необходимо, если вы хотите пройти не только стандартную программу, но и сделать так чтобы университетское образование было связано с потребностью бизнеса. Если вы хотите сделать какой-то проект, а не просто выучить математику, и вы хотите понять, где это можно практически применить. Для этого вам нужен человек, который вас будет вести. Будучи студентом вы не понимаете ничего, куда идти, куда двигаться. Это большое, радикальное отличие. Ни в одном российском вузе, мне кажется, отношения на уровне профессор-студент, пока, увы нет.

В начале обучения слушаются лекции всей группой, как в нашей системе, но по мере обучения резко снижаются совместные лекции и вы работаете индивидуально с преподавателем. У нас даже учёба в магистратуре предполагает много дополнительных предметов. Я преподаю в магистратуре в Высшей школе экономики, поэтому я знаю о чём говорю. Там в магистратуре курирующий вас преподаватель разрабатывает с вами специфические навыки, которых больше не у кого не будет. Это ваше конкурентное, экспертное, аналитическое, рабочее преимущество и этим в жизни будете всех крыть.

 

РП: А что ещё отличает их школу от нашей?

 Корженевский: У них более мягкий учебный план. Мы пытаемся это внедрить, но у нас очень костная система образования и очень сложно её изменить. В Москве, в Питере, ещё кто-то пытается что-то улучшить, в других городах с этим намного сложнее, хотя отдельные положительные случаи, возможно, и есть. В Стэнфорде, в обычном бакалавриатском образовании, семь обязательных курсов. В российских университетах намного больше. Индивидуализация с самого начала - это, конечно, разительное отличие.

 

РП: Нам говорят, что обучение в зарубежных школах, в основном, в виде бесед, тестов и практических навыков. Готовят потребителя. Нет прочных знаний в точных науках, а историческая, так идеализирована, что похоже на выдумку. Не каждому государству нужны думающие, умные люди.

Вы успешный, эрудированный человек. Это благодаря университету или Вашему огромному желанию добиться профессионального уровня?

Как Вы могли прокомментировать такой взгляд?

Корженевский: Это неразделимые две вещи, но я бы хотел в начале не согласиться со сказанным Вами. Один год я учился в обычной американской школе, когда у меня был здесь одиннадцатый класс. Это была самая стандартная американская школа, куда люди ездят на жёлтых автобусах «school bus». У меня был прекрасный преподаватель по истории, я учил историю США, мне было интересно. Историю Соединённых штатов проходят за один год, потому что она не такая длинная. Я прекрасно помню своего преподавателя, его звали Mister Maik, и вопреки расхожему мнению, он говорил, что во Второй мировой войне победила Россия, а потом уже Соединённые штаты помогли. Конечно, это во многом зависит от человека, но я не согласен, с утверждением, что Америка заинтересована в выпуске менее качественного продукта, которым было бы потом легко управлять.

Что касается специализации. Это может быть и плюс западной системе образования, что она готовит профессионалов в конкретной отрасли. Он должен что-то уметь делать хорошо. У нас очень многие выпускники, и я не исключение, хотят красиво разговаривать на нескольких языках, вести гламурный образ жизни и чтоб им за это платили деньги на какой то работе. Так не бывает, должны быть какие то конкретные навыки. Сейчас в российской экономике много юристов, экономистов, но очень существенно не хватает квалифицированных технических специалистов.

Мне полученные знания помогли - это сто процентов. Вы должны получить качественное образование, если вы хотите в жизни профессионально самореализоваться.

Другой вопрос, я не верю, что если ты не пошел в Гарвардский, Стэнфорт или МГУ, то твоё образование будет хуже, чем выпускников этих вузов. Я знаю много людей, которые окончили вышеупомянутые заведения и не имеют качественного образования, потому что они не ходили на занятия, не стремились к знаниям, это всё зависит от человека. Даже в вузах второго эшелона масса выпускников, которые работают в хороших вузах, на хороших работах, всё зависит от того, что вы хотите сами взять от университета.

 

РП: Теперь перейдём к экономике.

В одном из интервью Вы сказали, если бы не телевидение, то работали в Инвестбанке. Поэтому вопрос.

У нас в стране два известных экономических блока, как нам говорят, Кудрина и Глазьева. Сейчас, мы фактически реализуем кудринскую программу. Глазьев, если обобщенно сказать, предлагает напечатать деньги, запустить заводы и таким образом поднять экономику. Инфляции не будет, потому что деньги будут в производстве. Кто Вам ближе и почему?

 

Корженевский: Мне, однозначно, ближе Алексей Леонидович, его позиция и рецепты. Мы живем по ним далеко не первый год. То, что мы безболезненно прошли санкции, падение цен на нефть, до 27 долларов за баррель, говорит о том, что эти рецепты состоятельны.

Второй момент, я глубоко убеждён, что экономическую политику нельзя менять каждые два, три года. Мы знаем, что в мире есть масса стран, которые прошли по этому пути, создавая качественную экономику. Давайте искать проблему в себе, а не в экономической модели, которая якобы нам не даёт расти, или не даёт нам расти так быстро, как нам хотелось. Экономический рост радикально связан с экономической определённостью. Любой бизнесмен хочет знать, что будет завтра, сколько будет стоить рубль, какие будут ставки и так далее. Шараханье от одной политике к другой, это то самоё большое зло, которое мы могли бы причинить российской экономике.

Третий момент, я вообще не думаю, что развитие России, как страны лежат в экономической плоскости в первую очередь. Я б начал с судов, с права собственности, с правоохранительных органов, потому что деньги периодически выделяются. Я бываю на заседаниях в министерствах и могу рассказать сколько денег выделяется под наши авиапроекты, создание новых двигателей и так далее. Прогресс есть, но эффективность расходования этих денег вызывает очень большой вопрос. Дать денег, это легкое решение, но куда эти деньги уйдут?

 

РП: Контроль, конечно, должен быть?

Корженевский: В части экономики, ту модель которую мы приняли она ещё может проработать, а вот что необходимо исправлять - так это институт принуждения и контроля.

 

РП: Если не будет контроля, то всё уйдет в песок.

Корженевский: Оно туда всё и уходит. Вы знаете, что у нас есть программа по развитию беспилотного автомобиля, а какие результаты у этой программы?

 

РП: Просто не тех людей во главе ставят?

Корженевский: Это ещё одна проблема. Но она не имеет никакого отношения к вопросу, движение капитала свободно или нет, закрыть или привязать рубль к какой-то метке или нет?

 

РП: Рубль должен быть свободен однозначно.

Корженевский: У нас был абсолютно идентичный эпизод в 98 году и в 2014 году, кризис платёжного баланса. Только тогда рубль был в коридоре привязан. Эту модель разрабатывал Чубайс. Урон экономике был намного сильнее. Поэтому искать экономически простые решения, увы не получается.

 

РП: Насколько, на Ваш взгляд, политика Центрального Банка эффективна?

Корженевский: Я обеими руками поддерживаю наш Центральный Банк. Считаю, что это самый профессиональный из государственных органов, который проводит экономическую политику. Почему? Да, это отчасти хорошие кадры, отчасти, это полный карт бланш. На центральный банк никто не давит, он полностью не зависим. Ему просто дали делать свою работу и никто туда не лезет. Но на мой взгляд главная причина успеха банка России малое влияния лоббистских, политических кругов и каких-то сил иного давления. Ему поставили задачу, а в обмен его никто не трогает. Это те условия, в которые необходимо погрузить многие институты и отрасли.

 

РП: Какую группу бизнеса поддерживает Центральный Банк?

Корженевский: Никакую. Центральный Банк очень жестко проводит свою линию. Когда говорю про лоббистов, я имею ввиду не монетарную или валютную политику, я имею в виду политику банка России по зачистки банковского сектора. По суди, за два года закрыли 500 банков. Раньше банки росли и никто не мог это сделать, хотя и тогда понимали, что это фиктивные организации и к финансам имеют малое отношение. Центральный банк делает всё в интересах России, ведёт правильную монетарную политику, хотя жестковатую, может быть немного передержал ставки, но это технические ошибки, а не стратегические.

 

РП: На сколько обоснованно хранение российских резервов в американских банках, в такое не простое время?

Корженевский: У нас нет альтернативы, по другому невозможно. Мы можем либо купить золото, либо хранить в евро, например, в Европе. Китай нам не даст хранить деньги в его валюте, там закрыто движение валюты, юань не является резервной валютой. Проблема в том, что мы больше экспортируем, чем импортируем. Мы продали нефти получили долларов больше, чем мы потратили на закупку чего-либо. Эти доллары куда-то нужно экспортировать. Кроме как в американские банки, мы положить их никуда не можем. Так устроена американская финансовая система, мы обязаны через неё провести. Это просто излишек сальто. Хотите конвертируйте в евро, хотите конвертируйте в золото, только тогда золото будет стоить космические цены, потому что, если всё конвертировать в золото, золота не хватит. У нас в долларах хранится около 80 миллиардов, это не так много.

 

РП: А почему храним а американских банках?

Корженевский: Так устроена система, корреспондентский банк будет американский, по другому невозможно. Даже если вы хотите хранить доллар в китайском банке, при американских санкциях, мы не сможем их оттуда вывести. Даже, если это был не американский банк, долларовая транзакция не может не пройти через США, это просто невозможно. Так устроена платёжная система.

 

РП: В передаче «Однако», Леонтьев нас в течение года убеждал, что доллар вот-вот рухнет, так как он не обеспечен золотом, он безконтрольно наполнятся во всём мире. Но доллар, как был, так и есть. Ваше мнение?

Корженевский: Доллар никуда не денется, но он может несколько потерять в цене, но я не думаю, что он рухнет. Я думаю, что он действительно в конечном итоге под давлением накопленной диспропорции, может, как-то подешеветь.

Во-первых, не сейчас, транзакционный спрос на доллары гигантский.

Во-вторых, не рухнет. Это не история того, что он упадет в пять раз. Это, скорее всего, будет эпизод похожий на то, что произошло с фунтом стерлингом при выходе Великобритании из Европейского союза.

 

РП: Экономическая модель Китая, в чем там плюсы и что мы можем привнести в Россию?

Корженевский: Это очень обширный вопрос. Это очень специфическая экономика. Очень осторожно нужно что-то привносить в Россию. У нас я бы всё-таки занимался теми проблемами, которые мы обсудили. Они не в экономической плоскости лежат.

 

РП: Снижение курса отечественной валюты, кому выгодно или просто на этом зарабатывают деньги?

Корженевский: Вопрос девальвации, не только рубля коснулось, упали практически все валюты стран с похожими экономическими характеристиками. Здесь Китай единственное исключение…

На этом нас прервали, необходимо открывать конференцию. Мы поблагодарили Николая за интересный анализ.

 

На конференции.

Сегодня мы пригласили известного, очень уважаемого эксперта, спикера, ведущего аналитической программы «Экономика: Курс дня» на телеканале «Россия 24» Николая Корженевского, - открыл мероприятие директор филиала «Банк Премьер» в городе Ростове-на-Дону Руслан Хисматуллин.

- Наша задача, через расширения знаний в макроэкономике посмотреть о возможностях инвестирования в текущей экономической ситуации.

Мы постараемся рассказать простым языком, а что будет не понятно, с нами будет работать Сергей Кириенко, владелец, генеральный директор издательства «Деловой квартал», который будет моделировать наше мероприятие, переводить с русского языка на русский.

 

 

Николай Корженевской о кризисе, его причинах.

Сегодня будем говорить об экономических тенденциях, затем будет практическая часть - последствия этих тенденций.

Основная часть моей работы это управление деньгами, ценными бумагами. Что покупать, что не покупать?

Когда нам говорят, что мы живем в уникальные времена и такого кризиса не было никогда — это не так. На самом деле, это не первая такая сложная экономическая ситуация. Она была и в Америке, и в Европе неоднократно за последние 200 лет.

Николай прокомментировал и наглядно продемонстрировал это с помощью графиков.

 

В результате, что имеем сегодня?

Наши проблемы: санкции, падение цен на нефть, денег нет, а если есть, то очень дорого.

Но инфляция снижается. Банки начнут снижать ставки, начнут кредитовать. Покупательная способность возрастет, ВВП увеличится больше, чем на 2% в этом году, если не будет каких то потрясений.

Процентная ставка Центрального Банка будет 7%, её уже и так сильно передержали.

Давайте посмотрим на рубль за последние 5 лет. Санкции, отток капитала, падение цен на нефть, рубль подешевел в два раза. Что будет дальше?

Но я вас уверяю, доллар падать быстро не будет.

 

Руслан Хисматуллин об инвестициях.

Инвестиции — это прежде всего опыт, ошибки, победы, накопление знаний. Обязательно нужна практика и серьезный подход, необходимо следить за политикой, чтобы предусмотреть ограничения по рискам. Золотое правило инвестирования: вы должны чётко определиться какую доходность вы ищете и какие риски готовы на себя принять. Чем больше вы рискуете, тем выше потенциальный заработок. Те же, кто не готов рисковать, будут стремиться к гарантированной доходности и уйдут в инструменты с минимальными рисками, например, в структурные продукты с защитой капитала и в депозиты. Самое главное — понять свой уровень риска и найти идею, на которой вы хотите заработать.

Но лучше руководство финансами отдавать в руки профессионалов.

 

Руслан Хисматуллин об интересных предложениях Банк Премьер

Все наши предложения необходимо рассматривать через портфельный подход. Портфель должен быть дифференцирован по разным валютам, по разным континентам, по разным инвестиционным компаниям. Не держите все яйца в одной корзине, образовывайтесь и всё у вас будет хорошо.

 Наше специальное предложение состоит из двух частей.

Первая часть, у нас есть трёх месячный продукт, очень короткий. Если Вы инвестируете до 1 млн рублей, мы гарантируем 13%, если доллар подорожает на плюс 10%, вы получите 21%. Это на коротком сроке при депозите 7- 8%, очень хорошая ставка.

Вторая часть нашего предложения, это инвестиционный блок под 16% годовых от 350 тыс. рублей. Условие одно, необходимо инвестировать до 22 июня 2017 года.

 

Николай Корженевский об инвестициях.

Инвестиции в Аэрофлот, чем плохо?

Дорого, акция 180 рублей, больше 150 я бы не дал. Но у него есть своё преимущество, аэрофлот меньше всего страдает от снижения цены на нефть.

Я б посмотрел американские, да и не только биофармкомпании. Количество людей постепенно растёт, увеличивается количество потребителей. Экология ухудшается. Компании быстро развиваются.

 

Николай Корженевский о курсе рубля, курсе доллара в ближайшие два года?

Я думаю краткосрочный, сезонный спад, конечно будет, мы увидим отметку 60-62, и думаю, что к отметке 52 мы еще раз приблизимся. Дальше будет во многом зависеть от внешних факторов и успеха наших реформ. На 2019 год факторов риска очень много, но я бы дал 62-65 рублей за доллар.

 

Про цены на нефть.

Потенциал роста мировой экономики пока есть. Нефть, это сырьё, спрос на нефть будет держатся, пока есть договорённости с ОПЕК, пока есть другие факторы, поэтому нефть ещё будет 62 доллара за баррель.

 

Про наиболее перспективные страны для жизни?

 Так случилось, что в самые молодые годы учился в Соединённых Штатах. Мне легко переехать в США. Я хорошо говорю, знаю язык, культуру. Там прожил три года. Достаточно долго жил в Европе. Везде есть свои тяжёлые подводные камни. Российская Федерация не является худшим местом для жизни, осознавая все сложности и перспективы развития. Всё зависит от того, что вы от жизни хотите получить. Я принял решение жить в РФ. У меня нет российского паспорта, но мне кажется здесь одно из лучших мест.

 А. Курзенёв

 


 

Биография Николая Корженевского

Copyright Курзенев А.Н. © 2017
Copyright rp100.ru © 2017
Copyright ООО "Издательcтво "Разрешите представить!" © 2017
Все права защищены.