Наш земляк, Заслуженный артист России Владислав Ветров не первый раз на Международном фестивале мотивационного кино и спорта BRIDGE of ARTS. Сегодня он поделился некоторыми секретами своей профессии, рассказал откровенно о разном…

- Владислав Владимирович, что, на ваш взгляд, важно при профессиональном становлении актёра?

- Надо много читать, многое видеть и запоминать, не допускать слабости в себе. Важно сочувствие и терпение. Не верьте в авторитеты, в кумиров, это погубит вас навсегда. В нашей профессии важны по-настоящему человеческие качества, важно их не прощёлкать – чти их, сохраняй, люби. Не отвлекай ни своих товарищей, ни себя от работы сердца. Оно должно работать всегда, ежедневно. Попробуй просто любить всё, что вокруг тебя! Поучаствуй в жизни другого человека, и в профессии тебе обязательно «капнет». Ведь, по большому счёту, отношение к человеку и является предметом искусства. Порой надо накопить опыт беды, личных драм. Это тоже в актёрскую копилку. А ещё надо читать великого актёра Михаила Чехова, я люблю его бесконечно!

- Когда вы поняли, что хотите стать актёром?

- А я о другом никогда попросту и не думал. Мог бы стать инженером, ведь окончил технический вуз. Но именно актёрство всегда считал своим делом.

- Знаком ли вам страх выхода на сцену?

- В «Современнике» я сижу в одной гримёрке с Валентином Гафтом, который написал пьесу, и поставил её приятель Гафта Роман Виктюк. Так вот перед началом каждого спектакля у Валентина Иосифовича руки ходуном ходят от волнения. Это факт, и так должно быть. Иначе ничто не дойдёт в зал. Спокойствие тут ни к чему, надо «дёргаться». Меня всегда заботит: заведётся мой организм перед спектаклем или нет? Ответ предугадать невозможно.

- Как легче выйти из роли после спектакля? Не застрять в ней?

- Не думаю, что существует такая проблема. Это всё ерунда, вопрос для зрителей. Вот что действительно мешает артисту, так это страх и неопределённость твоего желания. Чтобы говорить о душе, надо изрядно «потратиться» - морально, нервами, всем организмом.

- Вы артист театра и кино? Что значит для вас съёмочный процесс?

- Съёмка – это соревнование в точности. Однажды у великого английского режиссёра Питера Брука спросили: «Чем отличается актёрская работа в кино?» А он ответил: «Там можно разговаривать ШОПОТОМ…»

В этом – суть кино, в театре это просто невозможно! И ещё Брук сказал: «Я могу научить человека законам кино и театра в 2-3 дня. Но он не станет от этого выдающимся актёром. Значит дело в чём-то другом…»

Когда работает камера, надо забыть, какой ты крутой, а заняться человеческой судьбой своего персонажа. Ты за неё отвечаешь.

- Когда вы делали свои первые шаги на сцене, на съёмочной площадке, вам было страшно?

- Очень. Публичное выступление сопряжено с ужасными вещами. Ты думаешь, как выглядят твои уши, как ты причесался. Надо это преодолеть и напрочь забыть об этом. Вера в себя и терпение – это главное.

- Владислав Владимирович, вы давно работаете на сцене и в кино. Сегодня вам труднее взаимодействовать с молодыми партнёрами?

- Действительно, сегодня стало сложнее. Когда на площадку приходит молодая барышня, сразу требуя халат, и по телефону считывает текст, я этого не понимаю. Я не приемлю «звёздности», не могу понять и принять того, что иногда происходит с молодыми людьми после одной более-менее удачно сыгранной ими роли. Идеология «успешности» вредна для артиста! Артист должен верить в нюансы.

- Некоторые актёры говорят: «Если не знаешь, как играть, играй СТРАННО»…

- …и быстро. Мы тут как-то с Мишей Ефремовым играли в Самаре один громко нашумевший спектакль, попавший затем в Интернет. Так вот там действительно мне надо было играть быстро. Вы, наверное, видели: человек общался с залом…

- Вы играли Мастера в спектакле «Мастер и Маргарита». Была ли вокруг этого образа какая-то мистика?

- Нет никакой мистики… кроме алкоголизма… Ерунда это всё!

- Как вы относитесь к современному модернистскому театру?

- Ещё работая в Ростове, я сыграл во всех первых спектаклях Кирилла Серебреникова. Он тогда очень много фантазировал. Когда ты отдаёшь себя В АРЕНДУ талантливому режиссёру, это подчас получается блистательно!

- Как складываются взаимоотношения с партнёрами по сцене или съёмочной площадке, с режиссёрами?

- Божественная Марина Неёлова всё время на репетиции просила режиссёра Римаса Туминаса объяснить ей, что нужно играть в конкретной сцене? Глубокомысленный прибалт «объяснял» ей так: «Представь: ты лежишь в глубокой могиле, и один раз в 25 лет тебе даётся право выйти из неё. А если тебя люди узнают, ты должна сказать, что ты – не Марина…» У Неёловой от такого объяснения, естественно, шарики за ролики. А выходит на сцену, и видно, что вышел человек с СОДЕРЖАНИЕМ. Она, очевидно, задумалась над словами хитрого режиссёра, и получился шедевр!

Недавно Римас поставил оперный спектакль в Большом театре, и после рассказывал мне, что когда объяснил актёрам задачу, те сочли её замечательной, однако говорят: «Но нам же ещё надо и петь свои партии…»

Галина Борисовна Волчек, под руководством которой я работаю уже не первый десяток лет, - это полярная звезда, настроение которой невозможно предугадать ВООБЩЕ. Она мама для всех нас, которая знает - что, куда, и когда…

А что касается партнёров, то ежедневно ты сталкиваешься с самолюбием человека, зачастую человека тщеславного и ранимого. От этого никуда не деться, в себе бы попытаться унять. Конфликты с товарищами – это ужасно! Иногда бывает полезно во время спектакля передать ответственность своим звёздным коллегам, а самому на сцене уйти в тень. И для твоей роли зачастую это пойдёт в плюс.

- Приходилось ли вам переступать через свои принципы в профессии?

- Увы, да. Я определил для себя так: я был бы круче артистом, и роли мои были бы ярче, если бы я не шёл на компромисс с режиссёром. Подчас режиссёр, не зная мои внутренние актёрские возможности, советует мне делать так, а не иначе. А это глупо. Я бы посоветовал ему: доверься артисту, если ты его позвал, услышь его. Компромиссы – это ужасно! К сожалению, они у меня были. Увы, далеко не все режиссёры в курсе технологии актёрской профессии.

- Владислав Владимирович, какая ваша роль в кино вам близка или запомнилась?

- Опыт, как говорится, сын ошибок трудных. Мозоли набиваются, набиваются, уже и припомнить что-то конкретное со временем бывает проблематично. Очень интересно проходили съёмки фильма «Адмирал» - с Костей Хабенским, с Лизой Боярской, которая тогда только начинала свою звёздную карьеру в кино. Это было свежо, удивительно. А вообще трудно бороться с тем, что это некая работа – кропотливая, упорная, которой невозможно заниматься без определённой свежести чувств.

- Что вы пожелаете начинающим артистам?

- Не сниматься в журнале «О КЕЙ» после первой же своей картины…

А. Молчанов

Copyright Курзенев А.Н. © 2018
Copyright rp100.ru © 2018
Copyright ООО "Издательcтво "Разрешите представить!" © 2018
Все права защищены.