Директор КФХ «Джунусов В.М.» Валерий Михайлович Джунусов

 

Это уже стало тенденцией – в российском сельском хозяйстве на смену традиционному земледелию приходит ресурсосберегающее. Отечественные растениеводы, в частности, применяют минимальную обработку почвы, предполагающую проведение одной или двух культиваций. В конечном итоге, это отказ от отвальной пахоты. По рекомендациям ученых, минимальную обработку обязательно следует сочетать с мульчированием почвы пожнивными остатками выращиваемых на поле культур. В США, Канаде и других странах применение мульчи ставят в один ряд с такими достижениями агрономии, как получение гибридных семян кукурузы и создание средств для борьбы с сорняками.

Главная задача мульчирования – не допустить возникновения эрозионных процессов, накопить и сохранить в почве влагу. При этом водная эрозия по сравнению с традиционной пахотой уменьшается в 30 раз, а ветровая – в 5. Минимальная обработка в сочетании с мульчированием предполагает заделку пожнивных остатков на глубину 5–6 см. Это наиболее «эффективная» глубина: процесс накопления плодородия в верхнем слое почвы толщиной до 6 см в результате перегнивания мульчи происходит в 24 раза активнее, чем в слое ниже глубины 14 см. В мульчированной почве увеличивается численность насекомых и червей, в верхнем ее слое усиливается деятельность микроорганизмов. Наиболее широко в качестве мульчи используется солома. При ее применении, как показывают исследования, в первые 5 лет прирост урожайности колосовых может составлять порядка 4–5 ц/га. В последующем агрофизические свойства почвы и ее плодородие будут улучшаться и урожайность всех культур начнет расти в большей степени.

О том, как современные агрономические приемы применяются отечественными сельхозпроизводителями и каково их экономическое значение, мы побеседовали с директором КФХ «Джунусов В.М.» Морозовского района Ростовской области Валерием Михайловичем Джунусовым.

 

– Мы ведем минимальную обработку почвы с применением мульчирования, – говорит руководитель хозяйства. – Отказались от плуга. В итоге себестоимость продукции уменьшилась в несколько раз. Во время уборки озимой пшеницы комбайн равномерно раскладывает солому на поверхности почвы. Затем полосу проходит дискатор, который, перемешивая землю с пожнивными остатками, создает 5-сантиметровый мульчирующий слой. Эта операция провоцирует рост сорняков, поэтому мы сразу же проводим обработку почвы гербицидом сплошного действия. Если есть время и возможность, еще раз дискуем. Весной уже можно не бороновать, а сеять сразу. Применяя такую технологию, мы постепенно восстанавливаем естественный фон почвы. При этом экономия дизтоплива составляет порядка 30%.

 


При традиционной обработке земли – пахоте, как объясняет Валерий Михайлович, происходит переворачивание 20-сантиметрового слоя почвы, в результате чего анаэробные бактерии, живущие на этой глубине, оказываются на поверхности и уже не могут выполнять свои полезные функции. Аэробные бактерии в свою очередь с глубины 5 см, где они живут, перемещаются в нижние почвенные слои, а здесь их работа по созданию плодородия уже не так эффективна.

Минимальная же обработка не нарушает деятельность почвенных бактерий. Мульчирование, со своей стороны, не позволяет испаряться влаге. Растения обеспечиваются влагой даже в засушливую погоду: в результате перепада температур водяные пары горячего воздуха оседают в виде конденсата на холодных стенках микроканалов, созданных отмершей корневой системой растений, которые росли здесь прежде. Следует сказать, что при пахоте эти микроканалы разрушаются, а минимальная обработка сохраняет естественную структуру почвы.

– Весь цивилизованный мир, – продолжает разговор руководитель КФХ, – в сельском хозяйстве уже давно от плуга отказался. Западные сельхозпроизводители все больше занимаются нулевой обработкой – ноутилом. По сути, это прямой посев. Никакой пахоты: комбайн убирает, за ним идет сеялка и сеет. Мы пока осваиваем минимальную обработку, потому что ноутил, в моем понимании, это высший пилотаж в сельском хозяйстве.

Информацию о передовых методах специалисты КФХ «Джунусов В.М.» черпают в агрофирме «Топаз», с которой хозяйство сотрудничает уже 6 лет. КФХ является членом ассоциации производителей и переработчиков кукурузы, учрежденной агрофирмой.

– Сотрудничество с «Топазом» началось в 2000 году, – рассказывает Валерий Михайлович. – Мы у них побывали и увидели, как они выращивают кукурузу. Еще не зная всех тонкостей, решили этой культурой заняться. Когда нас постигла неудача, не разочаровались, продолжали отрабатывать технологию, и на сегодняшний день мы занимаемся кукурузоводством, можно сказать, более или менее успешно. Для этого у нас есть все: кукурузоуборочные комбайны, хорошие сеялки, сушилка.

Сейчас в КФХ «Джунусов В.М.» занято кукурузой 60% пашни. На полях хозяйства выращивается также озимая пшеница, сорго, горох, подсолнечник. Правда, в этом году в связи с зараженностью полей болезнью «заразихой» сельхозпредприятие подсолнечником свои площади, как прежде, широко не засевало; между тем в хозяйстве посеяли на пробу 3 гибрида этой культуры. «Если получим приемлемый результат, будем сеять», – отмечает наш собеседник.

Помимо современных технологий, отрабатываемых в «Топазе», КФХ получает от агрофирмы и другую помощь. Ассоциация кукурузоводов испытывает новые сорта, гибриды, гербициды, технику и делится полученной информацией со своими членами, дает рекомендации. К примеру, Ассоциация опробовала ряд комбайнов – «Джоны Диры», «Ньюхолланды» – и остановилась на «Ньюхолланде», который хорош как по цене, так и по качеству. Следуя совету агрофирмы, КФХ приобрело 3 комбайна этой марки и на собственном опыте удостоверилось, что техника действительно оказалась замечательной.

– Главная задача «Топаза», – говорит Валерий Михайлович, – состоит в том, чтобы помочь сельхозпредприятиям работать стабильно. Нам нужны не высокие, а стабильные урожаи…Сотрудничеством с агрофирмой мы довольны. Это надежный, грамотный, порядочный партнер.

Применение качественной техники и семян, скрупулезное следование технологиям, высокий уровень агрономической культуры – все это и позволяет руководителю КФХ уже несколько лет подряд побеждать в конкурсе «Лучший фермер района». Лучшим в районе наш собеседник был назван и в этом году, а кроме того, занял 2-е место в одноименном областном конкурсе. Помимо этого, Валерий Михайлович имеет множество грамот, в 2002 году был занесен в энциклопедию лучших людей страны, а в прошлом, 2006-м, получил в Москве золотую медаль и орден за меценатство…

Конечно же, достижения КФХ «Джунусов В.М.», удостоенные высокой оценки на всех уровнях, сопряжены с трудностями, которые хозяйству приходится преодолевать на пути к успеху. В настоящее время Валерий Михайлович обеспокоен ценообразованием на сельхозпродукцию. Затраты – ГСМ, налоги, электроэнергия – растут, а цены на конечный продукт в лучшем случае не меняются, в худшем – даже снижаются. «Огорчает то, – говорит руководитель предприятия, – что мы вообще не можем формировать цену на свою продукцию».

 

РП: Что, на Ваш взгляд, должно сделать государство, чтобы Вы могли работать стабильно и уверенно?

 

Джунусов В.М.: Нужны эффективные госпрограммы. Я не думаю, что нацпроект в области АПК значительно изменит ситуацию в сельском хозяйстве в лучшую сторону. Пятилетний срок, на который выдается предусмотренный нацпроектом кредит, на мой взгляд, слишком мал, да и процентная ставка высока. Просто не успеваешь сделать оборот. Новые технологии обычно дают результат на 3-й год, в первые 2 года мы можем получить не совсем то, что ожидали, к тому же это период постоянного безденежья. Буквально сейчас подписал платежки на погашение процентов по кредитам: каждый месяц это бешеные суммы. Вот такое в нашей стране отношение к сельскому хозяйству.

Для сравнения приведу пример из английской практики. Я был на международном аграрном совещании в Украине. На нем выступал английский фермер. Владеет 800 гектарами земли, имеет большой парк техники. На его ферме работают трое рабочих, которым он платит по 100 тыс. евро в год… В ходе своего доклада называет цену на зерно. Оказывается, такая, как у нас. То есть у нас действительно цены мировые. И проблемы у англичанина те же: в начале уборки цена на зерно еще невысокая, надо урожай попридержать. Как же ему удается покупать дорогую технику? За счет дотаций. Государство платит фермеру $180 в расчете на гектар. У нас дотируют только затраты на дизтопливо – 70 рублей на гектар. Помимо этого, на Западе существуют долгосрочные кредиты, есть даже на срок 25 лет.

 

РП: Какой уровень дотаций, по Вашему мнению, позволил бы российским аграриям успешно конкурировать с европейскими сельхозпроизводителями?

 

Джунусов В.М.: Собственно, этот уровень и должен быть таким, как у европейцев. Во всяком случае, 3000 рублей на гектар, не меньше.

В заключение нашей беседы Валерий Михайлович высказал мнение о важности использования в сельском хозяйстве достижений науки:

– В первую очередь сельхозпроизводителей нужно обучать современным методам ведения хозяйства – без науки успеха не достичь. К сожалению, сегодня получается так: государство разрабатывает нацпроект, выделяет деньги… и что же? Ощутимых результатов нет. Выходит, государство неправильно размещает средства, дает их тем, кто не в состоянии их эффективно использовать. Я считаю, прежде надо показать и научить, а потом уже давать деньги. Тогда от этих вливаний будет толк.

 

 Copyright Курзенев А.Н. © 2007
Copyright rp100.ru © 2007
Copyright ООО "Издательcтво "Разрешите представить!" © 2007
Все права защищены.