Андрей Михайлович Люлюк - подполковник милиции

 окончил военно-авиационное училище под Киевом

служил на Дальнем Востоке и в Чечне

имеет многочисленные знаки отличия

(«За доблесть», «За ратную доблесть»

 «Участник контртеррористической операции»)

 

 

Вряд ли будет большим преувеличением сказать, что организация сопровождения первых лиц страны входит в число первостепенных задач государственной важности. От оперативности и безопасности доставки высших чиновников к месту назначения подчас зависит очень многое в судьбах государства, а порой и в международной политике. Причём правильная организация поездки значит для безопасности сопровождаемого даже больше, чем непосредственно эскортирование. Например, гибель Джона Кеннеди или австро-венгерского Франца-Фердинанда (которая, напомним, стала предлогом для начала первой мировой) во многом стала следствием именно неоптимального решения сопутствующих оргвопросов, таких, как составление маршрута и выбор транспорта. Можно привести и другой пример, с терроризмом уже не связанный, но также свидетельствующий о том, насколько важна каждая мелочь в этом вопросе. В 1888 году произошло крушение железнодорожного состава, в котором ехала семья императора Александра III, и самому императору, человеку огромной физической силы, пришлось некоторое время поддерживать руками крышу вагона, спасая жизнь жены и детей, пока не подоспела помощь. Здоровье его после этого было основательно подорвано и через несколько лет он умер, а смена государственного курса его сыном Николаем во многом и предопределила крах Российской Империи.

География передвижений лидеров страны и, соответственно, уровень их сложности  возрастает с каждым годом. Если первые руководители СССР не слишком много ездили по стране и особенно за её рубежи (Ленин в качестве главы государства не был за границей ни разу, Сталин дважды – в Тегеране и Потсдаме, оба раза – по нуждам военного времени), то Хрущёв начал активно посещать как советские, так и иные земли. В дальнейшем, несмотря на различные перемены в составе руководства страны и его курсе, тенденция сохранялась и укреплялась, сохранилась она и после распада Союза.

Какие проблемы являются ключевыми в этой области на сегодняшний день? С одной стороны, всё более совершенствуются средства передвижения и материально-техническая часть – сто лет назад основным транспортом был железнодорожный; уже упоминавшийся Хрущёв свою поездку в США совершил на теплоходе, сейчас же зачастую государственные мужи используют для своих поездок авиатранспорт. С другой стороны, к сожалению, увеличивается и список потенциальных угроз – в частности, в последние несколько лет, это исламский фундаменталистский терроризм. Недавнее покушение на главу Ингушетии лишний раз подчеркнуло, как важно уделять повышенное внимание организации поездок государственных чиновников.

 

О некоторых аспектах такой деятельности мы беседуем с подполковником милиции Андреем Михайловичем Люлюком, представляющим Центр авиации МВД России и работающим инженером ведомственного аэродрома; сейчас он руководит подразделением, отвечающим за авиаперелёты министра внутренних дел России и его первого заместителя.

 

РП: Андрей Михайлович, сколько летательных аппаратов постоянно находится в штате вашего подразделения?

А. Люлюк: Мы обслуживаем полёты двух вертолётов центрального аппарата МВД и самолёта министра ЯК-40. Кроме того, подразделения спецназначения, аналогичные нашему, сейчас создаются по всей России, в частности недавно они появились в Краснодаре и Ростове.

 

РП: В чём заключается основная задача ваших сотрудников?

 А. Люлюк: Поддержание рабочего состояния техники, её готовности к вылетам и профилактика после них, заправка и устранение разного рода неисправностей.

 

 РП: Бывают ли сбои в вашей работе?

 А. Люлюк: Серьёзных сбоев не случается, но разного рода неисправности, конечно, время от времени возникают. Например, недавно  вышел из строя двигатель одного из аппаратов – пришлось заказывать новый в Германии (у нас такие не выпускают) и устанавливать с помощью специалистов из Санкт-Петербурга.

 

РП: Жёсткий ли график у министра внутренних дел и его заместителя?

А. Люлюк: Полёты у них регулярные, но не слишком частые, ведь самолётом они пользуются только для поездок на дальние расстояния, для более близких используется железнодорожный и автотранспорт.

 

РП: И какова география полётов руководителей ведомства?

А. Люлюк: Она самая обширная – от Читы, Красноярска, Новосибирска до Ростова, Краснодара и Сочи.

 

РП: Какие требования предъявляются к людям, обслуживающим борт министра?

А. Люлюк: Обязательно авиационное образование, желательно высшее (многие, кстати, получают у нас и второе высшее образование – юридическое). Регулярное участие в тренировочных полётах, один-два раза в неделю – теоретические занятия в классах.

 

РП: Случаются ли у министра полёты по частным нуждам?

А. Люлюк: Ни разу не было (улыбается).

 

РП: Насколько требовательный  министр - человек?

А. Люлюк: Сложно сказать. И министр, и его заместитель – люди с непростыми характерами, но на таких должностях иное и предположить сложно.

 

РП: А какие наиболее характерные их черты Вы бы отметили?

А. Люлюк: Порядочность, справедливость, взвешенность в решениях – палку они никогда не перегибают.

 

РП: Бывали ли в Вашей работе нестандартные, необычные ситуации?

А. Люлюк: С такими ситуациями пока не сталкивался, да и вряд ли они возможны в том режиме – «проводил борт – встретил обратно», в котором мы работаем.

 

 РП: Насколько, по Вашему мнению, наша авиация соответствует европейским требованиям к безопасности?

 А. Люлюк: Гражданская не соответствует вообще, недаром наши самолёты списывают с полётов, приобретая взамен старенькие «Боинги», выпущенные двадцать и более лет назад – ведь наши попросту не пускают в Европу из-за того вреда, который они могут нанести экологии. Обещают, правда, в ближайшие года полтора-два спроектировать новый аэробус, подходящий под европейские стандарты, но неизвестно, насколько он будет хорош в соотношении цена/качество.

 

РП: Про гражданскую авиацию Вы сказали, а как дело обстоит с военной?

А. Люлюк: Военная как раз вполне на уровне, недаром активно эксплуатируются не только старые образцы самолётов и вертолётов, но и создаются новые.

 

РП: А возможно ли улучшение качества гражданской авиатехники с помощью применения к ней того лучшего, что есть в авиации военной?

А. Люлюк: К сожалению, это малореализуемое из-за слишком большой разницы в используемых технологиях и стандартах, в частности – грузоподъёмности.

 

РП: Почему министр выбрал для своих перелётов ЯК-40?

А. Люлюк: Он оказался наиболее подходящим по цене, сроку эксплуатации (не старый, но в то же время уже прошедший проверку непосредственной эксплуатацией) и размерам (нет ведь смысла покупать ТУ-154 с вместимостью 500-600 человек, если с министром летают пять, самое большое, десять сопровождающих). Предлагали в качестве варианта американский самолёт, но за него запросили цену, раза в четыре превышающую ту, что заплатили за ЯК. Кроме того, немаловажным фактором является то, что завод-производитель находится недалеко от нашего аэродрома и в случае неполадок можно в кратчайшие сроки вызвать специалистов на ремонт.

 

РП: Какие службы кроме Центрального аппарата пользуются вашей техникой?

А. Люлюк: Самые разные – это и экологическая милиция, которой авиация нужна для  предотвращения несанкционированной вырубки леса и создания мусорных свалок, и ГИБДД для сопровождения спецмашин и выявления аварий на дорогах, и пожарным  для обнаружения очагов возгорания, и ППС для транспортировки сотрудников Для получения представителями какой-то из служб нашей техники в своё распоряжение нужна санкция заместителя министра, дальше уже идёт сигнал к нам на аэродром и мы предоставляем всё необходимое.

РП:  Что ж, Андрей Михайлович, спасибо за увлекательную и содержательную беседу. Удачи Вашему подразделению в целом в целом и Вам – в частности!

Copyright Курзенев А.Н. © 2010
Copyright rp100.ru © 2010
Copyright ООО "Издательтво "Разрешите представить!" © 2010
Все права защищены