Вряд ли Игорь Прокопенко нуждается в особых дополнительных представлениях. Журналист, публицист, одна из самых звездных фигур канала РЕН ТВ, он широко известен своими книгами и передачами о тайнах окружающей нас жизни и Вселенной и неожиданными версиями исторический событий и сенсационными гипотезами, касающимися нашей окружающей реальности и физических явлений. Поэтому корреспонденты РП, узнав, что Игорь Станиславович приехал в Ростов со своим творческим вечером, не могли не посетить это мероприятие. На нем гость рассказал о том, что и сам имеет донские корни, и вообще поведал много интересного.



О тайнах Антарктики

Так, отвечая на вопрос о тайнах Антарктики, Игорь Станиславович сообщил, что недавно наши ученые обнаружили два огромных подземных антарктических моря, скорее, по размерам даже океана, и их температура такая, что ученые допускают существование там жизни. Возможно, много миллионов лет назад в этих краях были другие цивилизации и кто-то жил, возможно, жизнь в какой-то форме сохранилась до сих пор, но науке это пока толком неизвестно. Существует гипотеза и о существовании там портала для перехода в другой мир, но вещественных доказательств этому нет, поэтому гипотеза остается гипотезой.

Об украинской теме

Зашел разговор и об украинской теме. Игорь Прокопенко выразил убеждение, что русские и украинцы являются одним народом, напомнил, что Донбасс был во время гражданской войны насильственно включен в состав Советской Украины раннебольшевистским руководством, а само слово «Украина» впервые в политическом контексте прозвучало лишь в 1890-х, когда в австро-венгерском парламенте появилась «украинская» фракция из нескольких человек. Резко Игорь Станиславович высказался и о попытках внести дополнительный раскол в русско-украинские отношения возней вокруг церковного вопроса и так называемой «автокефалии».

В то же время, не скрывая тяжесть нынешнего положения на южнорусском направлении, гость привнес и толику оптимизма, процитировав слова Збигнева Бжезинского из его знаменитой книги «Великая шахматная доска»: «Шахматная партия еще не закончена». Надеется Игорь Станиславович и на новые поколения граждан России и Украины, которые смогут разрешить накопившиеся проблемы.



О преемнике

Один из вопросов касался возможных преемников нынешнего российского президента. По мнению Игоря Станиславовича, Путин уже определился с примерной обоймой кандидатов: в ней четыре-пять человек, из них и будут выбирать. По мнению журналиста, можно с определенной долей уверенности сказать, что это будет относительно молодой политик.

О русской истории

Говоря о русской истории, Игорь Станиславович сказал, что она, по его мнению, значительно длиннее и объёмнее, чем можно судить по общепринятой версии, и предстоит еще немало поработать, чтобы открыть все ее потаенные страницы. Касательно исследований Фоменко и Носовского по «новой хронологии» Прокопенко отметил, что относится к ним с интересом, что Фоменко и Носовский это серьезные ученые, которых почем зря шельмуют и вешают всех собак, и что вполне закономерен вопрос – так ли уж верна общепринятая историческая хронология, если она составлена одним-единственным человеком – Скалигером. Характерный пример спорности официальной хронологии – истинный возрасти египетских пирамид; вполне вероятно, они значительно старше или – как считают Фоменко и Носовский- значительно младше.

О принципах «Домостроя»

Один из пришедших на встречу ростовчан спросил, не стоит ли вернуть в жизнь русских семей принципы «Домостроя». Игорь Станиславович ответил, что «Домострой» - замечательная книга, чтение которой наполняет грудь гордостью за наших предков. Эта книга прекрасно показывает, что такое хорошо и что такое плохо в семейной жизни, каково место мужчины и каково женщины в семье. Однако возвращение «домостроевских» принципов в жизнь – вопрос индивидуального выбора и ценностных ориентиров каждой конкретной семьи.

Отвечая на вопрос о современном российском образовании, журналист сказал, что и как гражданин, и как отец троих детей он категорически против ЕГЭ.

О либеральных идеях

Говоря о либеральных идеях, Игорь Станиславович сказал, что и сам выступает за многие из них, вроде свободы, равенства, братства и неприятия авторитаризма. Но он категорически против отечественной версии либерализма, представленной людьми типа Ходорковского, заработавшего за несколько лет пятнадцать миллиардов долларов, и отнюдь не благодаря честному труду или тому, что доказал теорему Ферма. «Я против того, чтобы ходить в американское посольство за советами, как нам обустроить Россию», - подчеркнул телеведущий.



По окончанию мероприятия РП удалось пообщаться со столичной знаменитостью и лично.

- Игорь Станиславович, Вы журналист, продюсер, заместитель генерального директора телеканала «РЕН ТВ». Вы довольны своей карьерой или есть еще непокоренные вершины?

- Спасибо за вопрос. Вы знаете, у меня большие планы на будущее. В разработке и написании сейчас несколько сценариев для игровых проектов, игровых сериалов и фильмов. Таким образом, я собираюсь снимать игровое кино. У меня есть идеи нескольких фильмов и проектов, которые выйдут в следующем сезоне на канале «РЕН ТВ». У меня в планах и дальнейшее развитие уже существующих проектов – так, программа «Военная тайна» существует двадцать третий год. Меня иногда спрашивают – за счет чего такое долгожительство? Да очень просто, программа меняется вместе со зрительским интересом. Если вспомнить программу, какой она была в самом начале, и посмотреть, какая она сейчас – это две разные программы. Вспомните, какая была ситуация, когда начинался проект? 1996 год, шла чеченская война, и программа почти целиком была посвящена этой войне. Потом чеченская война закончилась, стали интересовать людей «белые пятна» истории – мы отвечали на эти вопросы. Волновал космос, НЛО – мы рассказывали про это.

Что волнует зрителей сейчас? Волнует Украина. Что там происходит, когда это все закончится и начнется мирная жизнь. Таким образом, программа меняется вместе с интересами зрителя.

- Скажите, было ли в Вашей жизни что-либо, что заставило бы кардинально изменить свою судьбу?

- Вы знаете, я счастливый человек. Моя жизнь складывается ровно так, как я хотел бы. Если мне чего и не хватает, то это времени для реализации тех планов, которые у меня есть. Я уже упомянул, что пишу книги, сценарии, на все это нужно время. Я не обделен эфирным временем, его у меня достаточно, но не скрою, что мои планы гораздо обширнее. Если бы в сутках было больше времени – это бы сильно помогло мне в реализации моих планов. Все остальное у меня есть. А что до кардинальных перемен – главная и счастливая перемена, что у меня получилось быть на телевидении, заниматься любимым делом. Но чудес-то в мире не бывает, и я очень много для этого делал.

Я сегодня уже рассказывал – когда я служил, я очень много писал. Писал без особой надежды изменить этим свою судьбу. И судьба сама изменила меня. Никакого резкого и внезапного толчка, перемены не было. Я всегда хотел писать, с десяти лет. Писал в одном училище, другом. Много этим занимался. Я не готовил себя конкретно к профессии журналиста, я готовил себя просто к творческой профессии в целом, готовил себя к писательству, не суть важно, в каком виде это выражалось бы. Журналистика, писательство, режиссура, драматургия – мне все равно было. Получилось то, что получилось.

- Вы действительно летали с Дальнего Востока на самолете в Москву в «самоволки», чтобы показать результаты своих трудов?

- Да. Я был очень увлечен философией, психологией, историей, историей музыки. Я когда учился в Донецком высшем военно-политическом училище, все мои сослуживцы ходили в «самоволку» к девочкам, погулять. А я ходил в «самоволки» в оперный театр. За время обучения я прослушал весь репертуар Донецкой областной филармонии. Я серьезно занимался историей музыки, теорией музыки, мне это было интересно. Я скупал консерваторские учебники, они до сих пор лежат у меня дома. Читал их, конспектировал…У меня была безумная жажда именно вот этой деятельности. Целью было познание и трансформация через познание.

Что из меня могло получиться? Получился журналист. А мог получиться драматург, или классический писатель, или режиссер. Но жизнь повернулась таким образом, что я оказался телеведущим, автором многочисленным программ, документальных фильмов. И я за это благодарен судьбе.

- Но Вы ведь сильный человек, способный принимать сильные решения. И вряд ли бы Вы добились таких успехов, если бы полагались исключительно на судьбу…

- Ну, я живу по принципу Наполеона: «Ввяжемся в бой, а там посмотрим». Я ведь никогда не могу изначально сказать, умею я что-то или нет, способен на это или нет. Я начинаю работать, если оказывается, что не умею – начинаю учиться. Это мой секрет и рекомендация: никогда не думайте, что вы чего-то не умеете.

- За счет чего Вы стали успешным человеком – трудолюбие, случай или все та же судьба?

- Сложно сказать – хотя бы потому, что у меня нет точных и однозначных критериев успешности. Я знаю многих людей, которые успешны уже потому, что живут в гармонии с окружающим миром. Успех этих людей не связан с известностью, успехом, какими-то внешними атрибутами. И при этом я знаю людей в общепринятом смысле успешных, богатых, которые недовольны собой, которые считают, что их жизнь не сложилась. Таких людей жалко. Я считаю себя успешным только потому, что занят любимым делом. Единственное, повторюсь, что расстраивает – это нехватка времени на реализацию всех замыслов У меня дома лежит огромное количество папок, даже не в компьютере, то, что я хотел бы сделать, разработки. Я к ним обязательно вернусь, но пока постоянно нужно делать что-то более срочное. И когда есть хоть свободная минутка, я достаю эти папки и погружаюсь в совершенно иной мир, в параллельное пространство.

- Будучи военным, Вы взялись изучать философию и, в частности, такую интересную тему, как экзистенциализм, непосредственно связанную с вопросом о смысле жизни. Практически все молодые люди в двадцать лет задаются этим вопросом, но обычно останавливаются на самом простом и банальном – «раз мы живём, значит это кому-то нужно». А к каким выводам пришли лично Вы?

- Дело в том, что у нас в Донецке была очень специфическая библиотека, в основном с литературой по психологии и философии. Если бы была литература иной сферы – не исключено, что занялся бы ею, мне было все равно, чем заниматься. А так как там была литература по домарксистской и современной философии – штудировал ее, притом что на занятиях по теории конспектировал учебники по музыке, о которых уже упоминал. Это было время, когда была жажда познания, я был жаден до знания. Домарксистская философия, Шопенгауэр, экзистенциализм, теория музыки – это был период, когда я глотал все. Запаса того, что я прочел за время учебы в двух училищах, мне хватает до сих пор. И классическая русская литература, и классическая зарубежная литература. Я ходил, скупал полные собрания сочинений Гегеля, Фейербаха – тогда уже можно было это все купить.

Это было время, когда я получал знания, которые мне сейчас оказывают неоценимую услугу. И я сейчас всем советую – в молодости как можно читайте, занимайтесь самыми разными сферами деятельности. Была бы возможность – я бы занимался математикой, хотя я ее боялся всегда. Это удивительный, особый, параллельный мир. Но вот с математикой не сложилось, а с философией сложилось. Все это получение знаний – оно в любом случае должно обрести некие конструктивные формы, во что трансформироваться. В моем случае это трансформировалось в писательство и журналистику. И я не дописал диссертацию по философии, потому что она перестала быть актуальной для меня. Сама же работа над диссертацией была для меня возможностью нового познания.

- Складывается впечатление, что все Ваши фильмы как раз продолжают тему Вашей недописанной диссертации – смысл жизни человека и его поведение в экстремальных ситуациях. Поправьте меня, если я неправ.

- Да, в значительной мере это так.



- Что влияет на принятие Вами решения о запуске того или иного проекта – Ваше образование, увлечения, злободневность темы, запрос от аудитории?

- Я уже говорил – для меня важно дать зрителям ответы на вопросы, которые их волнуют. В этом секрет долговечности моих проектов – я действительно стараюсь ответить на сегодняшний зрительский запрос. И мне кажется, что у меня получается угадывать. Меня часто спрашивают: «Зачем ты занимаешься той или иной темой? Зачем инопланетяне, плоская Земля и далее по списку?». Так ровно потому, что есть колоссальный зрительский интерес к этим темам. Посмотрите, сегодня был полный зал – вряд ли, если бы занимался лишь тем, что интересно лично мне, удалось бы собрать такую аудиторию. Меня спрашивают, почему выходит та или иная программа? – потому что таков запрос. Через два-три года тематика может кардинально измениться. Я всегда иду за потребностью зрителя. В противном случае мы обречены уйти в арт-хаус, а арт-хаус – это удел небольшого количества избранных. Поэтому я зрительский автор, зрительский писатель, зрительский журналист, зрительский ведущий. То, что от меня хочет зритель – я и делаю, максимально честно и добросовестно.

- Последний вопрос. Ваши программы выходят каждый день, в выходные – в ночном эфире. В году 365 дней. Не боитесь, что темы исчерпаются?

- Вот этого точно бояться не приходится. Недостатка в темах и креативе не будет никогда.


А. Сёмин

29.10.2018 г.

Copyright Курзенев А.Н. © 2018
Copyright rp100.ru © 2018
Copyright ООО "Издательcтво "Разрешите представить!" © 2018
Все права защищены.