15 декабря 2017 года был подведен итог (хотя, не исключено, лишь промежуточный) одного из самых громких уголовных дел в истории постсоветской России. Замоскворецкий районный суд столицы приговорил к восьми годам строгого режима и штрафу в сто тридцать миллионов рублей бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева.
Подсудимый явился в суд в день вынесения приговора в хорошем настроении, не взяв с собой вещи, которые понадобились бы ему в случае тюремного, и это явно намекало на ожидание оправдания. Улюкаев так и сказал журналистам, что надеется на оправдательный приговор и последующую долгую счастливую жизнь.
Однако реальность оказалась суровее. Судья Лариса Семенова вынесла вердикт: «Признать виновным в получении взятки в особо крупном размере с использованием служебного положения» – и далее несколько часов приводила собранные следствием доказательства.
В резолюции решения суда были отмечены смягчающие обстоятельства, как-то: малолетние дети и пожилые родители, положительные характеристики с места работы, а также многочисленные благодарности и государственные награды, в частности, ордена «За заслуги перед Отечеством» четвертой степени и Почета, которых обвинение в ходе прений требовало экс-министра лишить.
Итоговый приговор: восемь лет колонии строгого режима и запрет в течение восьми лет после отбытия наказания занимать управляющие должности в органах государственной власти, местного самоуправления, муниципальных учреждениях и государственных корпорациях. Вместо полумиллиардного штрафа, которого требовало обвинение, на него было наложено взыскание в 130 433 400 руб. Арест на недвижимость, счета, автомобиль, слиток серебра и коллекцию монет из драгоценных металлов Улюкаева суд сохранил до того времени, когда осужденный выплатит штраф. Под обеспечительные меры попало имущество оценочной стоимостью почти в 560 миллионов рублей.
Государственный обвинитель Борис Непорожный по вынесению приговора сказал, что доволен решением суда, вполне соответствующим тяжести преступления, совершенного господином Улюкаевым — ведь тот своими действиями «дискредитировал государство». Адвокат Дареджан Квеидзе заявила, что у нее «нет слов» и пообещала – защита, «безусловно, будет обжаловать приговор».
Резонансный приговор экс-министру, разумеется, вызвал массу комментариев.
«Конечно, это я рассматриваю как расправу – показательная расправа. Разумеется, демонстративно жесткий приговор. При этом видите, какие суровейшие приговоры, по крайней мере, по Улюкаеву, мы видим, совершенно не основанные на каких-то реальных фактах», – заявил экс-премьер, либеральный оппозиционер Михаил Касьянов. «Система такая. Она не терпит здравого смысла. Никакого и ни в чем. Восемь лет строгого режима для 61-летнего экс-министра в целях устрашения. Никакого доверия состоявшийся суд не вызывает. Ни малейшего. Ничего не выглядит доказанным», - солидаризировался его коллега по либеральной оппозиции Григорий Явлинский. «Мы приветствуем системную борьбу с коррупцией, а не эпизодические стычки одних коррупционеров с другими. Вне зависимости от сомнений в непредвзятости суда и справедливости обвинения, есть точное убеждение в негуманности такого приговора в отношении пожилого, не представляющего общественной опасности человека», – высказалась представительница того же фланга, кандидат в президенты Ксения Собчак. По ее словам, решение Замоскворецкого суда «невозможно комментировать в отрыве от недоверия к правоохранительным органам и судебной системе, которая всегда занимает сторону обвинения, особенно если одной из сторон является государство или привилегированные госкомпании». «Слабая работа следствия, обвинительный уклон. С подобной несправедливостью, увы, сегодня сталкиваются многие», – написал в твиттере Алексей Кудрин. «Восемь строгого. Ничего себе. Я сильно ошибся с прогнозом», – прокомментировал случившееся там же его тезка Навальный.
Иного мнения придерживаются системные политики. Так, поддержал приговор лидер ЛДПР Владимир Жириновский, призвав еще ужесточить борьбу с коррупцией: «Если в материалах дела доказано, что первый раз было покушение на взятку со стороны министра, видимо, можно было бы дать и меньше срок, а если в процессе деятельности на посту министра уже были сигналы, что имеет место коррупционная схема, тогда это достаточная мера, хотя, если чисто по-человечески смотреть, то он будет вызывать чувство жалости. На заядлого взяточника со злыми намерениями он не очень похож. Размер взятки – не пять тысяч рублей, в Мурманской области за тридцать тысяч рублей два года отсидел человек. Тут серьёзно больше, взятка огромная. Это лишний раз доказывает, что страна борется с коррупционерами. Нужен более эффективный способ борьбы. Надо вводить заместителей ко всем министрам - представителей других партий. И на уровне губернаторов: человек может быть губернатором два срока и три, но в одной губернии – один срок, а потом переместить в другое место, чтобы не успевал обрастать коррупционными связями. Жалко Улюкаева, но борьба требует ужесточения мер». Поддержал коллегу по Госдуме и зампред парламентской фракции КПРФ Юрий Афонин: «То, что не пошли на условный с дальнейшим освобождением по УДО, как у нас бывало, показывает, что какой-то элемент желания наводить порядок в стране есть».

Подготовил О.Куплевацкий