Смерть Дмитрия Хворостовского, несмотря на его продолжительную тяжелую болезнь, стала тяжелым потрясением для российского общества. Великому певцу было всего пятьдесят пять…

Родившийся в Красноярске, Хворостовский окончил местное педагогическое училище имени А. М. Горького и Красноярский институт искусств, где его педагогом была заслуженный деятель искусств РСФСР, профессор Екатерина Иофель. В 1985—1990 годах Дмитрий Александрович был солистом Красноярского государственного театра оперы и балета.

После победы в 1989 году в Международном конкурсе оперных певцов в Кардиффе уже со следующего года выступал в лучших оперных театрах мира: Королевском театре Ковент-Гарден (Лондон), Баварской государственной опере, Берлинской государственной опере, миланском театре Ла Скала, Венской государственной опере, Театре Колон (Буэнос-Айрес), Метрополитен-опере (Нью-Йорк), Лирической опере в Чикаго, Мариинском театре Санкт-Петербурга, московском театре «Новая Опера», оперной сцене Зальцбургского фестиваля. С 1994 года певец жил в Лондоне, имея двойное гражданство – российское и британское.

Хворостовский всемерно поддерживал молодые коллективы, такие, как, например, Балтийскому симфоническому оркестру.

Дмитрий Александрович записал с Валерием Гергиевым и оркестром Мариинского театра вокальный цикл «Песни и пляски смерти» Модеста Мусоргского и оперу «Царская невеста» Н. А. Римского-Корсакова (партия Григория Грязного). Был славен исполнением произведений великого русского композитора Георгия Свиридова. Особенно же людям в исполнении Хворостовского полюбилась знаменитая военно-лирическая песня «Журавли», ставшая его своеобразной визитной карточкой.

Летом 2015 года у певца была диагностирована опухоль мозга. Пройдя курс лечения, осенью Хворостовский возобновил творческую деятельность, в частности, дав октябре концерт в России. Осенью 2016 года певец вновь начал курс химиотерапии, отменив из-за этого большинство концертов в России и Европе. Тем не менее, уже в мае этого года Хворостовский выступил в Санкт-Петербурге, а в начале июня – в Красноярске.

22 ноября Хворостовского не стало. Он умер в Лондоне в кругу семьи. Президент России Владимир Путин выразил глубокие соболезнования родным и близким и всем поклонникам таланта Хворостовского в связи с кончиной артиста.

Коллеги по цеху также оставили много теплых прочувственных отзывов о покойном. Приведем лишь некоторые из них.

Игорь Крутой:

Он был замечательным другом, замечательным человеком, сыном, отцом.

Все те разы, когда я был в качестве зрителя на его концертах, меня не покидало чувство гордости за нашу страну, за то, что я его знаю и работал с ним. Я был на его выступления и в „Метрополитен опера“, и на других больших и значимых площадках... Умирал он очень тяжело, но мужественно. Большая несправедливость, что в 55 лет он ушел.

Денис Мацуев:

Знаю, как Дима боролся, сколько перенес. Он сражался до последнего, верил в лучшее.

Когда появились ложные новости о его кончине, я подумал - ну, вот теперь будет жить долго. Примета не сработала…Невозможно находить слова, когда человек в расцвете сил, гениальный музыкант уходит - внутри есть только чувство несправедливости жуткой, непонимания того, почему это происходит. Он был сильным, красивым. Никогда не смирюсь с тем, что такого гениального человека больше нет, это несправедливо. Страшное чувство нестыковки - почему это происходит с такими молодыми людьми…Когда говорят, что незаменимых нет - это идиотская фраза, Хворостовский был незаменим в любом репертуаре - в опере, в романсах, в военных песнях. Это был настоящий сибирский богатырь мировой оперы.

Иосиф Кобзон:

Он был очень теплым и душевным человеком, его будет очень не хватать.

Он был посол доброты: музыкальной, оперной. Мы ожидали, те, кто его знали... но не хотелось верить…Даже не знаю, можно ли его сравнивать с кем-то…Мне легко было с ним общаться. Я никогда не забуду, как в Санкт-Петербурге в ресторане мы встретились после спектакля, и я заставил его петь.

Лев Лещенко:

Он был удивительно тонким и чувственным человеком, не склонным ни к какому пафосу, звездности.

Очень много занимался благотворительностью. Я уже не говорю о том, что он был величайшим певцом нашей современности, спевшим огромное количество партий в оперных спектаклях и тем самым представлявшим наше отечество как его сын, гражданин…Случалось так, что мы даже в одной гримерной переодевались. Очень доверительный, обаятельный человек. И, конечно, он был безумно работоспособным, поэтому к нему пришла абсолютно заслуженная слава.

Валерий Гергиев:

Солист мира, который никогда не терял связей с Россией, трудолюбивый, ищущий, он посвятил искусству всю жизнь.

Обаятельный, статный, с уникальным голосом, врожденным артистизмом и природной харизмой - таким его знали и любили по всему миру зрители, коллеги-музыканты, друзья. Его уход - огромная потеря.

Юрий Антонов:

Мировое искусство понесло огромную потерю. Это очень печальная история, потому что равного ему баритона на сегодняшний день нет.

Во всяком случае, я не знаю такого. Он был настолько всеобъемлющ. Это был красивый мужчина с замечательным голосом, данным ему природой, которая очень редко балует нас такими голосами. Я его знал, и я чрезвычайно расстроен этой новостью. Он ушел очень рано, в 55 лет, он мог бы еще долго радовать поклонников своего искусства, но природа распорядилась по-другому.

 

 

Владимир Бортко:

Я люблю музыку, люблю пение. Слушать Хворостовского для меня было подарком. Теперь этого подарка нет, он умер.

Что же сделаешь. Он здорово держался, был настоящим мужчиной, прекрасным певцом. Очень печально. Скорблю вместе со всеми.

Александр Градский:

Это слишком печально, чтобы сейчас что-то говорить.

Мы просто были очень дружны. Надо к этому привыкнуть. Все думали, что это может произойти, но, когда это происходит, понимаешь насколько отвратительно это событие.

Подготовил Олег Куплевацкий