Участие России в ПАСЕ, как и большинстве наднациональных институтов современной системы международных отношений, выгодность этого участия, соотношение плюсов и минусов от него – предмет дискуссий, длящихся уже не один год. Чтобы оценить состояние и промежуточные итоги дискуссии на данный момент, обратимся к истории вопроса.

Парламентская ассамблея Совета Европы – один из двух ключевых уставных органов Совета Европы, пусть и консультативных.

Он состоит из парламентариев стран-членов Совета Европы и основан в мае 1949 года – у его истоков стояли Бельгия, Великобритания, Дания, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Франция и Швеция.

После распада Советского Союза к этому органу присоединилась и Россия. Произошло это в 1996 году. Нашей стране пришлось взять на себя ряд нелегких обязательств, в частности, наложить мораторий на исполнение смертных приговоров. В отношении России была введена процедура мониторинга для проверки выполнения данных условий.

ПАСЕ, разумеется, никогда не была пророссийской организацией, да и было бы странно требовать от нее такого поведения.

Но не была она и элементарно нейтральной, повторяя, пусть порой и в смягченном виде, поведение в отношении России других западноцентричных международных институтов.

Так, в сентябре 2009 года Ассамблея приняла две резолюции, осуждающие признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. В 2012 году было принято решение продолжить процедуру мониторинга в отношении России. Причины были названы следующие: мораторий, но не отмена смертной казни, нарушение прав человека в республиках Северного Кавказа, отказ от проведения гей-парадов и «преследование лиц нетрадиционной сексуальной ориентации», тюремный срок участницам скандальной группы Pussy Riot, невывод войск из Абхазии и Южной Осетии.

С началом украинского кризиса позиции ПАСЕ (как и Запада в целом) в отношении России стала еще на порядок жестче.

9 апреля 2014 года была принята резолюция, осуждающая «агрессию против Украины» и «аннексию Крыма». Крымский референдум о возвращении в состав России был признан, говоря языком права, юридически ничтожным. На следующий день большинством голосов было принято решение лишить российскую делегацию до конца года права голоса в ассамблее и до конца года лишить ее места во всех руководящих органах. В январе 2015 года запрет, лишающий российскую делегацию права голоса, был продлен до апреля, в ответ на что наша делегация сам покинула ПАСЕ до конца года. В июне подавляющим большинством голосов (пятьдесят четыре из пятидесяти восьми) была принята резолюция, еще раз называющий Россию агрессором в отношении Украины, а Крым и народные республики Донбасса – «оккупированными территориями». Наконец, 13 октября 2016 года были приняты целых две резолюции с повторением этого же пакета спекулятивных обвинений и определений, дополненных требованием к России «вывести войска из Донбасса».

При всем при этом Россия продолжила оплачивать свое членство в ПАСЕ.

Так, 1 декабря 2016 года была озвучена информация, что Россия в полном объеме оплатили взнос в Совет Европы за 2017 год, включая часть, предназначенную за работу в ПАСЕ. 23 мая нынешнего года член комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов подтвердил, что Россия намерена продолжить выплату взносов в Парламентскую ассамблею, несмотря на неучастие участвует в ее работе. Правда, через две недели

председатель Государственной Думы РФ Вячеслав Володин сообщил, что Россией принято решение о частичном блокировании поступления средств в Совет Европы, а заблокированная к выплате сумма составит порядка одиннадцати миллионов евро:

«Заблокировали перечисление. Там же идёт по этапам финансирование, и треть, оставшаяся на конец года, не перечисляется, и всё». В июне глава российского МИД Сергей Лавров подтвердил генеральному секретарю Совета Европы Турбьерна Ягланда решение нашей страны, являющейся один из главных плательщиков, приостановить уплату части взноса в бюджет СЕ за 2017 год до восстановления в полном объеме полномочий национальной делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы.

Это решение вызвало беспокойство чиновников ПАСЕ.

9 октября исполняющего обязанности президента ПАСЕ Роджер Гейл заявил: «После июньской части сессии произошли события, которые чрезвычайно важны не только для Ассамблеи, но и для всего Совета Европы: одно из наших государств-членов, РФ сообщила генеральному секретарю о том, что оно приостанавливает выплату оставшейся части финансового взноса за 2017 год в бюджет организации до тех пор, пока не будут полностью восстановлены права делегации…Такое решение представляет беспрецедентную проблему для организации: как Совет Европы, так и ПАСЕ несут общую ответственность за сохранение единства организации, жизнеспособности Совета и эффективный потенциал достигать тех результатов, которых от нас ожидают наши граждане и правительства».

В тот же день один из членов, британский парламентарий Иен Лиддел Грейнджер, посетовав на угрозу потери «многих миллионов евро», отметил, что сложившаяся ситуация «очень сильно затруднит» деятельность Совета Европы, и выразил надежду, что кризис будет разрешен.

Заинтересованность европейских парламентариев в щедрых финансовых вливаниях из России понятна. Но

насколько России нужна ПАСЕ?

 

И в относительно мирные годы эта организация весьма прохладно относилась к нашей стране, в частности, не снимая с нее унизительный режим «мониторинга». В 2014 году антироссийский настрой Ассамблеи, как и Запада в целом, вышел на новый уровень. Да, в последнее время ПАСЕ делает некие вялые декларативные шаги навстречу нам, возможно, именно из меркантильных финансовых соображений.

Так, членами Ассамблеи было довольно прохладно встречено выступление президента Украины Порошенко, а затем они приняли две резолюции, крайне условно названные наблюдателями «пророссийскими». Первая – с предложением «гармонизировать» состав представителей стран, так как «ситуация в организации сегодня контрпродуктивна», а также запретом Совету Европы «продлевать ограничения, наложенные на Россию, без одобрения других членов ПАСЕ». Вторая – с осуждением украинского закона об образовании, направленного в первую очередь против русского и русскоязычного населения Украины.

Но очевидно, что эти декларативные сотрясания воздуха, не меняющие общую позицию Запада и мало влияющие на Киев (в отличие от практических мер конкретных стран, чьи украинские диаспоры страдают от «языкового закона» - Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии), не стоят миллионов евро из российского бюджета.

Подготовил Олег Куплевацкий

Copyright Курзенев А.Н. © 2017
Copyright rp100.ru © 2017
Copyright ООО "Издательcтво "Разрешите представить!" © 2017
Все права защищены.