События, происходящие в Ростове с августа по октябрь, дают все основания присвоить столице Южного федерального округа еще и неофициальное звание «пожарной столицы России». Вряд ли, впрочем, ростовчан такая «честь» порадует.

Огненная эстафета началась 21 августа с прогремевшего на всю Россию масштабнейшего пожара в районе Театральной площади. Сгорели две сотни домов крайне неблагополучного трущобного района, по официальным данным, погиб один человек. Практически сразу же, еще в первые часы пожара, основной версией случившегося стал поджог. Чуть ранее одно из ростовских СМИ писало, что «черные риэлторы», представляющие облюбовавших данный район застройщиков, приходили к жителям здешних домов и требовали продать жилье за бесценок, угрожая, что в противном случае вопрос будет решен другим способом, а конкретно – с помощью огня. И действительно, еще до 21 августа здесь случилось несколько пожаров, но локальных, поэтому особого внимания не привлекших.

 

 

 

А вот река огненной стихии в подбрюшье исторического центра города, разумеется, не привлечь внимания не могла. Дополнительную остроту проблеме придавали сопутствующие факты, вроде того, что по каким-то причинам, озвученным как ремонтные, на территории возгорания несколько дней не было холодной воды, и ее для тушения пришлось поначалу таскать из соседних районов и даже из Дона. Руководство города и области, поначалу отрицавшее версию поджога, затем и само склонилось к ней, пообещав, что выгоревшая территория будет свободна от многоэтажной жилищной застройки (и, соответственно, риэлторы, если причина в них, своей цели не добились). Впрочем, в последние дни достоянием гласности стали новые проблемные факты. Ростовский сити-менеджер Василий Кушнарев, что сгоревшие частные дома восстановлению не подлежат, а земля, где они находились, будет передана в муниципальную собственность в «добровольно-принудительном порядке». При этом в число сгоревших чиновники-оценщики стали включать даже дома, от огня практически не сострадавшие. Сумма же компенсации, определенная экспертами, по общему мнению пострадавших, не позволяет хоть сколь-нибудь равноценную замену утраченной жилплощади.

 

 

Ровно через месяц, 21 сентября, в другой точке исторического центра Ростова, на улице Семашко, вспыхнула гостиница Torn House. Огонь чудом не перекинулся на стоящие рядом и плотно примыкающие к гостинице жилые дома и детский сад. Падающие со здания горящие куски повредили либо вовсе спалили дотла несколько припаркованных рядом машин. В огне погибли двое сотрудников гостиницы. По горячим – во всех смыслах – следам региональное МЧС назвало причиной случившегося облицовку здания легковоспламеняющимися стройматериалами. В эти же дни в Ростове сгорел еще один, но уже меньший, участок частных домов, гостиница «Магнит», а также произошло возгорание в районе зоопарка, уничтожившее пару заброшенных дачных домиков и большой участок сухой травы.

Следом пришла очередь пожаров на рынках. 8 октября произошел крупный пожар на рынке «Темерник», а конкретно – на территории одной его двух частей, называемой «Верхним Темерником» («Нижний Темерник» не пострадал). Возгорание было локализовано через пять часов после начала, а окончательно побеждено еще через шесть часов. Огонь уничтожил шесть тысяч квадратных метров рынка и товара на многие миллионы; к счастью обошлось без человеческих жертв. А через две недели, 22 октября, вспыхнули павильоны на рынке «Атлант». Огонь в итоге был локализован на площади в без малого в полторы тысячи квадратных метров. В течение нескольких часов пожар потушили. Представитель ГУ МЧС по области заявил: «Рассматриваются две версии: аварийный режим работы электропроводки и занесение малокалорийного источника зажигания (речь идет о курении сигареты внутри павильона)».

Подготовил Олег Куплевацкий

Copyright Курзенев А.Н. © 2017
Copyright rp100.ru © 2017
Copyright ООО "Издательcтво "Разрешите представить!" © 2017
Все права защищены.