1 октября 2017 года современная европейская история обогатилась знаменательным событием – каталонским референдумом о независимости, большинство участников которого сказали этой самой независимости «да».

История борьбы этой провинции за свое отделение от Испании насчитывает не одно десятилетие и даже не один век. После смерти диктатора Франсиско Франко каталонцы в конце 1970-х получили автономию, но были ей недовольны, требуя большего суверенитета. Решающими, впрочем, были не столько этнокультурные, сколько экономические мотивы: Каталония, чье население составляет 16 % от общего населения Испании, дает четверть валового национального продукта страны — в национальный бюджет Каталония отчисляет на 16 миллиардов евро больше, чем получает обратно. Схожими соображениями в свое время руководствовались лидеры Украины, которые боролись за выход из СССР, считая, что Союз обирает республику.

Нужно отметить, что Испания, испытывающая острые проблемы с внутренним сепаратизмом, традиционно крайне консервативно подходит к проблеме национального самоопределения и на внешней арене: так, она одна из немногих стран НАТО и ЕС и одна из двух (наряду со Словакией) неправославных отказалась признавать независимость Косово от Сербии.

Накануне и в день референдума центральные испанские власти пытались ему помешать: арестовывали каталонских чиновников, блокировали сайты, информирующие о голосовании, препятствовали входу на избирательные участки. Правоохранители мешали голосующим и пресекали активные сепаратистские манифестации, при этом применялась сила, но половинчато и непоследовательно. По этой причине представители руководящей бюрократии ЕС, в целом не признав итоги референдума и назвав случившееся «внутренним делом Испании», в то же время осудила испанские власти за применение силы, что можно считать небольшой моральной победой сепаратистов. Россия, несмотря на то, что позиция Испании по вопросу санкций и Крыма ничем не отличается от позиции ее товарищей по евроатлантическому сообществу, заявила об однозначном уважении целостности пиренейской страны.

8 октября в Каталонии прошел марш уже противников независимости, собравший, по данным полиции, порядка 350 тысяч участников. Очевидно, что испанско-каталонские событии, наряду с референдумом Курдистана о независимости и фактической дезинтеграцией Сирии, сулят серьезные изменения на политической карте мира – и сами по себе, и как прецедент и симптом.